Взгляд

16 044 подписчика

Свежие комментарии

  • Никита Григоров
    Казахстан тоже имел проблемы с доступом к своему золоту в США (это было 50% всего золотого запаса страны).Джентльмены украл...
  • Rafael Menden
    На бомбардировщиках стратегического значения необходимо устанавливать РЭБ и на задание вылетать с включенным РЭБ для ...Черноморская пров...
  • Алексей
    Явно выраженное отсутствие у тебя мозгов, а соответственно логики, выдают в тебе тупого укропа))))США опешили: 7 бо...

Что будет с моногородами? А ничего...умрут

Что будет с моногородами? А ничего...умрут

Федеральная служба охраны (ФСО РФ) представила доклад, согласно которому положение российских моногородов стремительно ухудшается: безработица растет опережающими темпами, зарплаты отстают, население сокращается. В этом докладе достаточно много цифр, но сейчас имеет смысл говорить не о них — частностях, — а об общем положении населенных пунктов, живущих вокруг градообразующих предприятий.

Клубок проблем

Сформулируем основные проблемы моногородов.

  • Зависимость работающих горожан от работодателей-монополистов — в результате низкие зарплаты, пещерные условия труда (нет конкуренции за рабочую силу).
  • Зависимость экономики города от колебаний всего одного рынка. Просядут цены на трубы, скажем, в два раза, схлопнется госзаказ — и в Каменск-Уральский Свердловской области (Синарский трубный завод) придет самая натуральная нищета.
  • Соответственно, владельцы градообразующих предприятий работают в условиях повышенной социальной ответственности: нельзя закрыть даже откровенно убыточный завод, потому что народ выйдет на улицы, приедет премьер-министр и заставит хозяина возобновить никому уже не нужное производство (ключевые слова — Дерипаска, Путин, Пикалёво).
  • Отсутствие полноценной инфраструктуры — историческая заточенность под одну-две отрасли приводит к невозможности развернуть здесь предприятия иного направления.
  • Многие моногорода являются закрытыми административно-территориальными образованиями (ЗАТО) с пропускным режимом, что существенно ограничивает возможности притока рабочей силы и капиталов.

Подобный клубок сложностей распутать, кажется, невозможно. Моногорода представляются обреченными на постоянное получение государственной помощи и постепенное загнивание. Ужас в том, что многих жителей — а в 309 российских моногородах живет 14 миллионов человек — такое положение вещей, кажется, уже устраивает. А увязнуть в болоте куда проще, чем выбраться из него.

Универсального решения по моногородам нет и быть не может: одно дело открытый всем ветрам автомобильный Тольятти Самарской области, другое — тщательно охраняемый ядерный Озерск Челябинской. Но все же существует целый ряд путей, которые могли бы смягчить проблемы, а то и вовсе избавить от них тот или иной город.

Как не надо делать

Начнем, впрочем, с обратного. Как известно, у любой, даже самой сложной проблемы есть простые, легкие для понимания неправильные решения. Вот три из них.

  • Поддержание нынешнего положения вещей: убыточный городской бюджет, пособия по безработице, транши из областного бюджета — все это путь в никуда. Деньги надо выделять на открытие перспективного, рассчитанного бизнеса, а не на поддержание штанов: удочка, а не рыба.
  • Насильственное создание в моногородах «кластеров развития», «особых экономических зон». Нормальный бизнес просто не пойдет туда, где нет квалифицированной рабочей силы, а в подобных городах, как правило, у всех более или менее одинаковые образование и компетенции. Другой вопрос, что если кто-то сам хочет что-то новое организовать в таком городе — тут требуется зеленый свет.
  • Пересмотр режима ЗАТО для притока инвестиций. В начале 1990-х российские власти уже открыли множество городов с предприятиями, выпускавшими продукцию двойного назначения. Сейчас закрытыми остались только те города, где это действительно необходимо по соображениям секретности и безопасности.

Что же мы действительно можем сделать? Можно указать несколько направлений работы.

Развитие конкуренции

Во-первых, это создание альтернатив градообразующим предприятиям в той же отрасли. Например, несколько крупных зарубежных автоконцернов построили свои заводы в России — и столкнулись с нехваткой квалифицированной рабочей силы. Между тем создание еще пары автосборочных предприятий в Тольятти преобразило бы город — производителям пришлось бы бороться за рабочих, что привело бы к повышению зарплат. Рабочим, в свою очередь, стало бы выгодно повышать квалификацию — это благоприятно сказалось бы на качестве продукции.

В некоторых случаях добиться близкого результата можно путем разделения уже существующего предприятия-монополиста. Однако принимать столь ответственное решение можно только при условии стабильного и высокого спроса на его продукцию: иначе одно из новых небольших предприятий, повысив эффективность труда, просто уничтожит остальные и безработица существенно вырастет.

Слияние ради развития

Второй вариант, жесткий и радикальный, — организованное слияние моногородов с предприятиями схожей специализации. Да, это сложный и дорогой процесс разового переезда целого города. Но мы уже делали это в начале Великой Отечественной — и сохранили промышленность, в сложнейшей ситуации, под бомбежками эвакуировав тысячи заводов с запада страны. Сейчас нас вроде бы никто не бомбит. Большинство моногородов невелики, это несколько тысяч жителей, население пяти-шести многоэтажных многоподъездных домов. В бывшем моногороде, опять же, возникает конкуренция между предприятиями, оживает рынок рабочей силы, становится выгодным работать эффективно.

Кибуцы по-русски

В-третьих, современные условия санкций и эмбарго подсказывают еще один оригинальный подход к решению проблемы моногородов. Большинство из них расположены в чистом поле, без других крупных городов под боком (иначе бы проблемы и не существовало). А «чистое поле» — это сельское хозяйство. Людей, не имеющих работы на градообразующих предприятиях, можно задействовать на земле, создать там аналоги израильских кибуцев.

Подобные решения могут строиться как на добровольной основе (люди, сознательно «садящиеся на землю»), так и на административной. Привлечение к трудовой деятельности асоциальных элементов — с предоставлением общежития, а впоследствии и жилья — апробированный метод, его эффективность невелика, но она есть. Примерно 90% алкоголиков и бомжей предпочитают возвращаться к привычному образу жизни, но каждый десятый-то остается. И эти люди способны на многое.

Большинство моногородов расположены в местностях со сложными климатическими условиями, Россия в этом смысле вообще не рай. Однако животноводство возможно практически в любом климате — Россия, когда-то славившаяся несметными стадами, сейчас, стыдно сказать, закупает говядину в Южной Америке. Подобная программа могла бы решить многие проблемы моногородов европейского Севера. Сложнее ситуация на Урале, где почвы отравлены многолетним хищническим использованием в промышленных целях, неконтролируемыми свалками масштабных горнодобывающих и химических производств. А именно Свердловская и Челябинская области — лидеры по числу моногородов, особенно «красной зоны», то есть находящихся в самом сложном положении. Однако и здесь существует сельское хозяйство, и здесь можно выращивать зерновые и разводить скот. Было бы желание.

***

Есть, правда, один аспект, который не укладывается в экономические модели — это человеческий фактор, это русские люди прошлого, настоящего и будущего.

Бросать города — за редким исключением — нельзя. Их строили поколения сильнее, умнее и честнее нас — они могли жить, работать и мечтать там, где современные россияне способны только ежиться в дубленках и проклинать судьбу. Зайдите ненастным утром в любой московский офис — все разговоры будут о дожде, слякоти, о том, когда же наконец будет тепло, как неуютно жарить шашлыки на даче под этой моросью… Эти люди построили себе свой персональный Люксембург и, конечно, не способны строить настоящую Россию.

Чтобы наши региональные заводы реально заработали и начли генерировать прибыль, нам нужно вырастить поколение людей, которые не боялись бы трудностей и понимали, зачем стране промышленность. Судьба моногородов куда больше зависит от Минобразования, чем от Минпромторга. И это — учитывая личности Ливанова и людей из его окружения — пугает.

 

http://rusplt.ru/

 

Сергей Е: Я живу в таком вот моногороде. Был у нас градообразующий завод: Алтайский тракторный завод, выпускал трелевочные трактора, причем единственный на всю Россию. А потом сказали - не надо и его обанкротили, людей разогнали. По слухам, президенту доложили, что он на консервации, на самом деле, там можно снимать битву за Сталинград и не делать декорации - все есть. А ведь кому то надо это было - уничтожить единственный завод на всю Россию. Станки - высокоточные вырывали бульдозерами и продавали в металлолом, сам читал - козловой кран был продан за 1 000 рублей, конечно его купил не Ванька и не Петька, здания ушили на разбор. ВСЁ консервация прошла успешно. Сейчас мы не имеем производства, есть филиал Алтайвагона, но и там постоянные сокращения. Зато торговые центры растут быстрее грибов после дождя, а потом продаются, аренда поднебесная (затраты надо окупить, и желательно сразу с все и можно чуть - чуть больше). Строительство жилья не ведется, молодежь уезжает - а где работать? за 5 тыщ? Да и не хотят работать, нужно же всем менеджерюгами быть (вот профессия ни о чём). Вот так и живем,а вернее существуем. И НИКОМУ НЕТ ДЕЛА!!!

Картина дня

))}
Loading...
наверх